Параллельные миры. Франсуа Вийон и Владимир Высоцкий

В.К.Шакало

Параллельные миры. Франсуа Вийон и Владимир Высоцкий.

Рядом с готикой жил озоруючи

И плевал на паучьи права

Наглый школьник и ангел ворующий,

Несравненный Виллон Франсуа.

[О. Мандельштам]

Пятьсот лет разделяют эпохи, в которых жили и творили великие Гении поэзии, французской – Франсуа Вийон (ФВ) и русской – Владимир Высоцкий (ВВ). Поэты выделялись крутым нравом, проницательным взглядом на окружающий мир и редкостной силой поэтического выражения. Для Вийона это Франция 1460 года, только что вышедшая из ужасов Столетней войны и залечивающая раны от неё. Для Высоцкого это послевоенная советская Россия, стряхнувшая с себя путы диктатуры и вступившая на поиск новых путей.

Мир, окружающий Вийона, был очень жестоким, в нём обычным была смерть от холода и голода, а тёплое место обходилось очень дорого. Ф. Вийон, подобно В. Высоцкому, протестовал не против существующего порядка, а против того, что в этом мире ему не находилось места. Во всех своих злоключениях он обвинял судьбу и планету Сатурн.

Творчество Франсуа Вийона венчает средневековую поэзию в преддверии Возрождения. Творил он в рамках общепринятого культурного кода своего времени, черпая мифологию, философию, факты истории и постулаты богословия из «Романа о Розе», своеобразного свода знаний Средневековья, обрамлённых аллегориями и символами. Наполнив свои поэтические творения иронией, острым словом и пародией ФВ совершил революцию в поэзии, введя в неё народный язык. Вийон первым из европейских поэтов обратился к блатному жаргону, написав на нём 11 баллад о жизни преступного мира. Знакомство ВФ с носителями арго и их образом жизни состоялось вживую, как бы изнутри, во время его добровольного участия в делах группы бродяг и грабителей, промышлявших на дорогах Франции. Владимир Высоцкий, создав панорамную картину своего времени, обогатил своими творениями русскую культуру и стал предтечей самой витальной и агрессивной волны русского шансона. ВВ также отдал богатую дань языку отверженных, особенно в раннем творчестве, создав серию песен в духе дворового фольклора. Его встречи с русским блатным миром происходили как бы по касательной, со стороны, благодаря песням, слышанным им во дворах района Центрального рынка и в Школе-студии. Очень много дали ему длительные посиделки на новой квартире с лета 1954 года с двоюродным братом Николаем после его освобождения и общение с «Ястребом», профессиональным вором, вернувшимся из очередной отсидки весной 1964 года, т.е. с людьми, прошедшими школу выживания ГУЛАГа.

Ф. Вийон взорвал куртуазную и пасторальную лирику своего времени буйством ритмов сродни переменчивой искромётности парижских улиц. С одной стороны он следовал канонам тем и форм средневековой поэзии, а с другой – находился в бесконечной ироничной игре со всем твёрдоустоявшимся и общепринятым, тем самым заставляя задуматься о соответствии описываемого в балладах реалиям жизни. У В. Высоцкого неприятие условностей окружающей жизни проявилось как в необычной тематике поэзии, так и в экспрессии, присущей его исполнительской манере.

Оба поэта вошли в культуру бесценными жемчужинами афоризмов и крылатых выражений. Навскидку, у Франсуа Вийона:

От жажды умираю над ручьём…

Смеюсь сквозь слёзы и тружусь играя…

Пустое брюхо к песням глухо…

Ничто не вечно под луной…

Я знаю всё, но только не себя…

Я всеми принят, изгнан отовсюду…

Я знаю всё, я ничего не знаю…

Множество крылатых выражений вошло в русский язык с лёгкой руки Владимира Высоцкого. Приводим лишь небольшую часть:

У тебя глаза – как нож…

Ну о чём с тобою говорить…

Обидно мне, досадно мне, ну ладно…

Жираф большой – ему видней…

Считай по-нашему, мы выпили немного…

Нет, ребяты-демократы,- только чай…

Придёшь домой – там ты сидишь…

Тернистым был путь обоих поэтов к своим читателям. Впервые Ф. Вийон был напечатан в 1489 году в типографии П. Леве через 26 лет после изгнания из Парижа. Затем он был забыт до ХIХ века. Только в 1832 году были вновь изданы стихи ФВ. Эпоха романтизма создала моду на поэта, начало которой было положено восторженной статьёй Т. Готье в 1834 году. Романтическая легенда увидела в Вийоне «трагического поэта с мятущейся, противоречивой душой». Поэзия В. Высоцкого до 1990 года, когда были выпущены «Сочинения в двух томах» с последующим ежегодным тиражированием (16 изданий), была практически недоступна широкой публике. Появившиеся в 1981 году сборники «Нерв», затем т.н. «американский двухтомник» и другие издания 80-х имели небольшой тираж и ограниченное распространение.

Обращаясь к биографиям поэтов можно отметить некоторое сходство. Детство у обоих – лишено тепла родной семьи. Время учёбы – довольно свободно используемое не только на занятия. Период становления поэтов – это погружение в уличные (у ФВ) и богемные (у ВВ) компании. Учитывая то, что биография и лирика В. Высоцкого, как говорится, на слуху и на виду у любителей его творчества, то кратко остановимся на жизнеописании и творениях Ф. Вийона, отмечая некоторые любопытные совпадения с поэзией ВВ.

Основным даты биография Франсуа Вийона могут быть прослежены по судебным архивам того времени и дополнены по его баддадам, потому что каждый поворот в судьбе он отмечал стихами.

1431 год – год сожжения девятнадцатилетней Жанны Д,Арк, возглавившей борьбу французов против англичан. В первой половине апреля этого года в Париже появляется на свет Франсуа Монкорбье. Мать его рано овдовела и отдала семилетнего сына на воспитание канонику церкви Святого Бенедикта Гийону де Вийону, давшему воспитаннику свою фамилию.

1444(?) год. Франсуа, получив основы знаний от каноника, поступает на факультет словесных наук одной из школ на улице Фуарр, славящейся на весь Париж весёлой и разгульной жизнью. На тему школярского быта сочиняется первая баллада «Добрый совет беспутным ребятам».

В урочный час и в неурочный А вот строки ВВ из песни «Город уши

Ломись в корчму, бесчинствуй, пей, заткнул и уснуть захотел…»:

Пугай округу бранью сочной, А потом – до утра можно пить и гулять,

В картежных схватках не робей Чтоб звенели и пели гитары,

И, коль не хватит козырей, И спокойно уснуть, чтобы не увидать

Не медли передёрнуть кстати. Во сне кошмары, мусоров и нары.

А выигрыша не жалей

Всё в кабаках на девок тратя.

Пер. Ю. Корнеева (1996). С. 468

Март 1449 года. 18-летний Франсуа получает степень бакалавра и через три года сдаёт экзамен на степень лиценцианта — ему присваивается звание магистра словесных наук. Освоение основ словесной премудрости он перемежал с времяпровождением в разбитных компаниях. Вспоминая годы учёбы Ф. Вийон сокрушается:

Будь я прилежным школяром, Сходные мысли по поводу учёбы

Будь юность не такой шальною, проскальзывают и в юношеских стихах

Имел бы я перину, дом Высоцкого:

И спал с законною женою… В институте Василий не учится,

О Господи, зачем весною Ему много чертить и писать.

От книг бежал я в кабаки? Эх, как выгонят Васю на улицу,

Пишу я лёгкою рукою, Будет вынужден он воровать.

А сердце рвется на куски.

С. 41

1455 год, 5 июня. Подошло время первого серьёзного испытания Ф. Вийона. В праздник Тела Господня священник Ф. Сермуаз прямо на улице затевает драку с Ф. Вийоном из-за девушки и рассекает ему кинжалом губу. Франсуа отвечает ударом ножа в пах противника и, убегая, бросает в обидчика камень. От ран священник умирает, перед смертью успев простить Франсуа, признав себя зачинщиком. Вийон покидает Париж и скрывается в пригороде. Он прекрасно знает, что королевское правосудие признаёт виселицу для виновных, а для фальшивомонетчиков – котёл с кипящей водой. Тюремное заключение практиковала только инквизиция для исправления грешника, если он не заслуживал костёр за ересь.

Через семь месяцев Ф. Вийон стараниями друзей, подавших прошение и засвидетельствовавших его невиновность, получает помилование и возвращается в столицу. За время вынужденного бегства Франсуа, вырванный из привычной среды, попадает в среду плутов, мошенников и воров, находящихся не в ладах с законом, и проходит их школу. По прибытии в Париж он погружается в беспутную жизнь, изредка подрабатывая писцом у юриста. Для своих товарищей и сотрапезников он сочиняет стихи, получившие название «Малое завещание», где предстаёт весельчаком с юношеским задором и бьющей через край жизнерадостностью. Вийон пародирует и форму юридических документов Средневековья, и жанр куртуазной лирики, маскируя под ним реальные любовные и другие события своей жизни. Но самое главное, с 11-й по 34-ю строфу (из 40) он высмеивает своих обидчиков, недругов и недоброжелателей, обыгрывая двойной и тройной смысл завещанного. Заканчивает автор своё завещание в роли неимущего бедняка, изливая в лирическом монологе путаницу в мыслях с последующими потешными последствиями:

А чувства, как на грех, проснулись; Сумятица мыслей ВВ, окрашенная в тон

Затем – фантазия; за ней русской ментальности, выглядит по-другому:

Все органы вдруг встрепенулись! В сон мне – жёлтые огни,

Лишь тот, который всех важней, И хриплю во сне я:

Не стал ни толще, ни длинней,- «Повремени, повремени —

Вот доказательство прямое Утро мудренее!»

Смятения души моей Но и утром всё не так,

И связи чувств между собой! Нет того веселья:

С. 71 Или куришь натощак,

Или пьёшь с похмелья.

1456 год, декабрь. В Рождественскую ночь два профессиональных вора и Франсуа со своим другом школяром после совместной вечеринки в таверне решили очистить ризницу Наваррского коллежа. Обнаруженные там 500 золотых экю стали их добычей. Но, гримасы фортуны – другой сундук с 5000 экю они не вскрыли! Пропажа была обнаружена только в марте 1457 года, а из-за болтливости друга обстоятельства кражи стали известны уже через год. Однако Франсуа не стал рисковать и сразу после дела покидает Париж, опасаясь быть повешенным. В«Малом завещании» Вийон не раскрывает истинных причин бегства, а камуфлирует его под неудачную любовь. В подобном положении оказывается и герой песни Высоцкого «Я однажды гулял по столице»….

Ведь я так верил, так любил, Я икрою ей булки намазывал,

От слова каждого дрожал Деньги просто рекою текли,-

И каждый взгляд её ловил, Я ж такие ей песни заказывал!

Пронзавший сердце, как кинжал! А в конце заказал – «Журавли».

С. 45

Вступив на путь изгнания Вийон добирается до Анжера и пытается прибиться ко двору герцога Рене Анжуйского, славящегося своим меценатством. Себя он видел прежде всего поэтом и мечтал о спокойной жизни при дворе, где бы его дар ценили. Но герцог и его окружение были погружены в искусство пасторальных картинок, которое было абсолютно чуждо парижанину Вийону. Попытки Франсуа получить место при дворах герцога Бретонского и герцога Бурбонского также оказались неудачными. Начавшиеся пятилетние скитания Вийона приводят его то в подручные каменщика, то к чернорабочим в каменоломне, то к торговцам-разносчикам, то в труппы бродячих актёров. Однако зарабатывал здесь он гроши, которых хватало только на хлеб, а его доля от Наваррского дела быстро растаяла. И вот Франсуа под впечатлением первого опыта изымания чужих денег примыкает к шайкам бродяг, промышлявших тем, что плохо лежит, и к «кокийярам», профессиональным грабителям. Они, как и он, нищие, чтобы выжить им приходится заниматься мошенничеством, воровством, вымогательством, сутенёрством. Есть предположение, что он участвовал в Анжерском ограблении 1458 года. Связавшись с этими группами изгоев общества Вийон углубляет свои познания в их языке и создаёт серию из 11-ти баллад на воровском жаргоне. В этих балладах нет ни восхваления и ни осуждения этого мира, однако красной нитью проходит мысль, предупреждение этим ребятам – завязывайте, не попадайтесь правосудию, а то вас ждёт несоразмерно страшное наказание – встреча с палачом. К примеру, в Париже во времена Вийона ни одна неделя не проходила без публичной казни. Кстати, примерно к этому времени (1455 год) относится и первое историческое свидетельство о существовании арго (блатного жаргона). В протоколах Дижонского процесса по делу бандитской шайки («кокийяров») прокурор Жан Рабюстель составил словарь из 80 слов и выражений, употребляемых обвиняемыми. Однако в балладах Ф. Вийона встречается гораздо больше слов на воровском жаргоне, значение многих из которых и по настоящее время является объектом филологических дискуссий.

Баллада I Строй этой баллады невольно приводят

Да, городишко Паруар фартовый, на ум строки из песни Владимира

Одна беда – невпроворот вязал. Высоцкого:

Втихую подберутся – и готово: Это был воскресный день —

На кичу урка поканал, и я не лазил по карманам:

А там, глядишь, от пайки дуба дал. В воскресенье – отдыхать, —

Так что нельзя на деле попадаться, вот мой девиз.

Не то недолго без ушей остаться Вдруг – свисток, меня хватают,

И длинный срок вдобавок потянуть. обзывают хулиганом,

Сумел украсть – сумей сорваться, А один узнал – кричит:

Чтоб часом в петлю не нырнуть. «Рецидивист!»

Баллада II

Братва, идя на скок, не бздите, Не правда ли, это очень напоминает

Глушите фрайеров смелей, знаменитую песню Владимира:

А погорев, не подводите Я в деле, и со мною нож —

Ещё не взятых корешей.. И в этот миг меня не трожь,

Баллада VI А после – я всегда иду в кабак, —

Cтарайтесь с курвами пропить И кто бы что ни говорил,

Всё, что от дела перепало,- Я сам добыл – и сам пропил, —

Уж лучше трахать, чем копить, И дальше буду делать точно так.

Пока вон не скривят хлебало.

1460 год(?). Поэт добирается до гостеприимного двора Карла Орлеанского в Блуа, где обретает кров и временное денежное пособие. Ф. Вийону предстоит участие в поэтическом конкурсе по стихосложению на заданную герцогом тему: «Не жажду больше, хоть иссяк родник…»Десять поэтов состязались в словесном ристалище. Вийон создал бессмертные строки:

От жажды умираю над ручьём.

Смеюсь сквозь слёзы и тружусь играя,

Куда бы ни пошёл, везде мой дом,

Чужбина мне – страна моя родная.

С. 295

В концовке каждой строфы прорывается пронзительный крик души: «Я всеми принят, изгнан отовсюду».

Находясь в Блуа, Вийон продемонстрировал мастерство стихосложения и в сочинении «Баллады истин наизнанку» в традициях смеховой народной культуры Средних веков:

Мы вкус находим только в сене

И отдыхаем средь забот,

Смеёмся мы лишь от мучений,

И цену деньгам знает мот.

Кто любит солнце? Только крот.

Лишь праведник глядит лукаво,

Красоткам нравится урод,

И лишь влюблённый мыслит здраво.

С. 285

История не сохранила сведений, получил ли изгнанник награду за свои труды, однако обещанного жалованья он так и не дождался. В этом же году, находясь в Орлеане, он попадает в тюрьму в связи с расследованием его участия в каком-то ограблении. Тут ему грозит виселица.

1460 год. 17 июля. По случаю въезда в город трёхлетней принцессы Марии, дочери Карла Орлеанского, Ф. Вийон был помилован и выпущен из заключения.

1461 год. Странствия продолжаются. Находясь в Мене поэт в мае попадает в тюрьму, где пребывает в тёмном подземелье по распоряжению епископа Тибо д,Эссиньи. Вийону вменяется в вину кража манускрипта с рецептом шартреза – «эликсира долголетия». Ко всему этому по приказу местного жестокого епископа Ф. Вийон был расстрижен из звания клирика (обрит наголо) за участие в представлениях бродячих актёров (жонглёров), что особенно возмутило Франсуа своей несправедливостью. Подобное церковное наказание следовало совершать только в Париже, по месту посвящения Вийона в клирики. Но тут судьба во второй раз спасает поэта от неминуемой виселицы. Второго октября новый король Франции Людовик XI по дороге на Тур остановился на ночлег в Мене и повелел по этому поводу освободить заключённых. А на Тибо д,Эссиньи поэт по-полной отыгрался в «Большом завещании».

Франсуа решает возвратиться в Париж – ведь прошло уже пять лет его скитаний. Попытка предложить свои услуги герцогу Жану Бурбонскому, когда-то пожаловавшему ему шесть экю во время его первого отъезда из столицы, окончилась неудачей — поэт с буйным нравом не подходит ни к одному двору. Обращение Вийона к герцогу имело приписку на обороте послания:

Стихи мои, неситесь вскачь, А вот строки песни ВВ, находящегося

Как если б волки гнались сзади, в подобном положении:

И растолкуйте, бога ради, Сколько лет, сколько лет —

Что без гроша сижу, хоть плачь! Всё одно и то же:

С. 317 Денег нет, женщин нет,

Да и быть не может.

В конце осени Ф. Вийон объявляется в Париже. И если допустить, что «Баллада о толстухе Марго» имеет биографическую подоплёку, то поэту приходится так туго, что он какое-то время вынужден совместно с Марго жить в «притоне, который мы содержим с ней», и заниматься сутенёрством. Одновременно Ф. Вийон со своим другом писцом занимается переписыванием «Большого завещания», законченного к 1463 году. В этом завещании Франсуа с изощрённой иронией проходится по своим недругам. К примеру, три «бедные маленькие сиротки», которым он отказывает свои последние деньги, это известные парижские ростовщики, конный стражник, славящийся своим обжорством, награждается омлетом с сыром, что на жаргоне означает оплеуху, а двум богачам он в насмешку предлагает место звонарей, обычно занимаемое самыми бедными прихожанами. И подобным образом он потешается над всеми упоминаемыми современниками в завещании и балладах этого периода. Только его друг, пьянчужка Котар, поминается добрым словом. Поэт, испытавший жестокие удары судьбы, обманутый женщинами и страдающий от голода и болезней, с горечью подводит итоги жизни:

Мои грехи – моя беда, В подобном положении оказывался не раз и Владимир:

Вся жизнь – лишений череда, Я коней заморил.- от волков ускакал.

То хворь, то нищета и холод… Укажите мне край, где светло от лампад,

С пути сбивает нас нужда, Укажите мне место, какое искал,-

Волков из леса гонит голод. Где поют, а не стонут, где пол не покат.

С. 91

Хочу о нищете людей Здесь на зуб зуб не попадал,

Поговорить, о злой недоле, Не грела телогреечка,

О горечи голодных дней, Здесь я доподлинно узнал,

Исполненных стыда и боли Почём она – копеечка.

С. 103

В этом завещании, пересыпанном арготизмами, двойными смыслами, эротизмом, наполненном иронией, пародией и сарказмом, он перечисляет своих друзей, женщин, знакомых, недругов и врагов, раздаривая им то, чего у него отродясь не было и быть не могло. «Большое завещание» завершается эпитафией «школяру, измученному судьбой» и назначением распорядителей его похорон. В предпоследней «Балладе, в которой Вийон просит у всех прощение», он не прощает только предателей:

А вас, предателей собак, А вот прямое обращение ВВ к теме предательства:

За холод стен и груз оков, В наш тесный круг не каждый попадал,

За хлеб с водой и вечный мрак. И я однажды – проклятая дата —

За ночи горькие без снов Его привёл с собою и сказал:

Дерьмом попотчевать готов… «Со мною он – нальём ему, ребята!»

………………………………. …………………………………………………..

Но чтоб отделать этих псов, И день наступит – ночь не на года,-

Я умоляю не щадить Я попрошу, когда придёт расплата:

Ни кулаков, ни каблуков! «Ведь это я привёл его тогда —

И всех прошу меня простить. И вы его отдайте мне, ребята!..»

С. 265

И вот завершающая «Последняя баллада», в которой он, возможно, и рисуется напоследок. Поэт, претерпев столько бед и лишений, покидает этот мир с мыслями о любви – единственном чувстве, тепло которого согревало его душу:

Всё раздавал без колебанья, Владимир также без остатка отдавал себя любимой:

И вот, до нитки разорён, Если беден я, как пёс – один,

Скончался, претерпев страданья, И в дому моём – шаром кати,-

Амура стрелами пронзён Ведь поможешь ты мне, Господи,

Навылет – бедный ветрогон! Не позволишь жизнь скомкати!

Но вот вам истина святая: Дом хрустальный на горе – для неё,

Он был, как юноша, влюблён, Сам, как пёс бы, так и рос – в цепи.

Юдоль земную покидая. Родники мои серебряные,

С. 267 Золотые мои россыпи!

В «Последней балладе» кроется некая тайна. Поэт, имеющий тяжкий опыт любовных отношений, вместивший в себя вероломство и жестокость Катерины де Воссель, его первой любви, неуспех в отношениях с Селимоной Альцест, утешение в объятиях распутной аббатисы Югетты дю Амель из Пурраса, временную благосклонность Марты, представившей Вийона ко двору герцога Орлеанского, совместный притон с толстухой Марго и завершившийся перед последней высылкой из Парижа связями с девицами на один вечер, в этой балладе обращается к любви, как к единственному светлому чувству прошедшей жизни.

1462 год. Октябрь. Вийон попадается на мелком воровстве – его бы сразу отпустили из тюрьмы, но тут всплыло старое дело о грабеже Наваррского коллежа. В ноябре было оглашено судебное решение: Франсуа Вийон в течение трёх лет должен выплатить 120 экю коллежу, иначе он будет арестован и посажен в тюрьму. В декабре Вийона ожидает новое приключение, круто изменившее его жизнь. Компания Вийон и друзья, направляясь домой после приятного времяпровождения в кабачке, стала задираться с прилежно работающими писцами королевского нотариуса. Те ответили, и завязалась потасовка. Вышедший на шум нотариус получает удар ножом. Он подаёт жалобу и всех участников драки арестовывают – их ждёт виселица. Друзья Франсуа посылают апелляцию в парламент, а сам поэт разражается стебом:

Я – Франсуа, чему не рад, У Владимира Высоцкого драматические страницы

Увы, ждёт смерть злодея, последнего года жизни выглядят концом азбуки:

И сколько весит этот зад, Жизнь – алфавит: я где-то

Узнает скоро шея. Уже в «це – че – ше – ще»,-

С. 327 Уйду я в это лето

В малиновом плаще.

1463 год. 5 января Парламент огласил решение: «… Вийона следует изгнать на 10 лет за пределы Парижа». В тюрьме, в тягостном ожидании смерти, был написан последний шедевр поэта «Баллада повешенных» с заключительной строфой:

О Господи, открой нам двери рая! Последний стих Высоцкого также заканчивался

Мы жили на земле, в аду сгорая. обращением к Всевышнему:

О люди, не до шуток нам сейчас, Мне меньше полувека – сорок с лишним,-

Насмешкой мертвецов не оскорбляя, Я жив, тобой и Господом храним.

Молитесь, братья. Господу за нас! Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,

С. 331 Мне есть чем оправдаться перед ним.

8 января Франсуа Вийон покинул Париж, и его следы теряются на просторах средневековой Франции. Можно предположить, что он до последнего боролся с подстерегающими его невзгодами и мечтал вернуться в Париж к своим друзьям. Если бы он устроился на тихую должность писца, то дотянул бы до 1473 года – последнего года изгнания. Но скорее всего ему пришлось в погоне за хлебом насущным участвовать в рискованных и опасных противозаконных деяниях, где и был прерван ход его буйной и непредсказуемой жизни. Произошло это, можно предположить, незадолго до окончания срока изгнания, когда поэту перевалило за 40 лет.

Чем сегодня нас привлекает лирика Франсуа Вийона и Владимира Высоцкого? Прежде всего, золотым качеством поэзии — тем эффектом неподдельности личности, проглядывающей в их бессмертных творениях.

Отступление на тему Франсуа Вийон и Владимир Высоцкий

Поэтические миры двух поэтов могли сблизиться, не прояви Владимир непонятного самоустранения от предложения Марины Влади посоревноваться — поимпровизировать на тему Ф. Вийона «От жажды умираю над ручьём…» Жизнь в очередной раз преподала урок непредсказуемости. История этого эпизода сохранилась в изложении В. Шубарина.

С 19-го по 23-е мая 1969 года ВВ, будучи в Одессе на съёмках фильма «Опасные гастроли», сдружился с Владимиром Шубариным, также снимавшемся в этой картине. На второй день съёмок прилетает М. Влади, и совместно с Шубариными они решают вместе провести вечер. Попав не без трудностей в ресторан Морского вокзала, их компания уединяется за столиком. Марина, наблюдая за непьющим Владимиром, с иронией процитировала строку Ф. Вийона «От жажды умираю над ручьём…» и обратилась к нему: «Что-то ты давно ничего не пишешь?» — предлагая сымпровизировать на эту тему. Но Высоцкий был не в духе и подмигнул Шубарину: «Да вот Володька напишет!»

Этой же ночью В. Шубарин написал стих, названный им «Моё любительское эссе»:

От жажды умираю над ручьём.

От сытости голодным умираю.

Я время продаю за нипочём,

А жизнь свою по крохам собираю.

Теряю – не жалею ни о чём.

Ну а найду, обрадуюсь едва ли,

Когда я пьян, то мне б бокал ещё,

Когда я трезв, то мне б не наливали.

Я, кажется, старею по утрам.

По вечерам – уверен – молодею.

Я юноше на вид лет сорок дам,

А старцу двадцати не пожалею.

Я вижу в темноте, а днём слепец.

Я слышу шёпот трав и глух к обвалам.

В начале каждом вижу я конец.

За каждым же концом я жду начала.

Я слаб. В себя не верю и ещё

Я малодушный трус… но лезу в драку!

Мне пёс порвал штаны, и кровь течёт,

А я, страдая, всё ж люблю собаку.

От жажды умираю над ручьём.

От анекдотов не смеюсь, а плачу.

Я беззащитен с поднятым ружьём,

Но я силён… когда за горло схвачен.

Впоследствии, в виде песни, эти стихи исполнялись В. Шубариным на концертах с посвящением Владимиру Высоцкому.

Дальнейшие события в Одессе Шубарин описывает так:

«…Днём даю ему почитать. Он еле разобрался в моих каракулях и, посмотрев на меня так, будто видит впервые, говорит:

— Это ты?..

— Угу.

— Про меня, — сказал он.

— А я про себя писал…

Он как-то без направления повёл рукой и говорит:

— Вообще… про нас…»

В. Шубарин «Танцы с барьерами» — М.:АСТ-ПРЕСС КНИГА-2007, С.200, 201

Тексты произведений Ф. Вийона с указанием страниц приводятся по изданию: Вийон Ф. Стихи/Сост. Г.К. Косиков.-М.: ОАО Издательство «Радуга», 2002

01.2017

Комментарии запрещены.